официальный сайт газеты Почепского района Брянской области

Общество

18 сентября 2017, 11:51

В районе родился двухсотый ребенок

Общество

13 сентября в отделе ЗАГСа Почепского района состоялась торжественная регистрация рождения 200-го ребенка в районе в текущем году. Знаменательное событие произошло в семье Тинамагомед и Сауле Магомедгаджиевых: родился сын Ислам, второй ребенок в семье, где уже подрастает дочь. Поздравить родителей пришла с подарками первый заместитель главы администрации района В.И.Хохлова.
Вместе со свидетельством о рождении сына счастливые родители теперь имеют возможность на получение материнского капитала.

Инна ДАВЫДОВА.

Фото автора.

18 сентября 2017, 11:46

С новосельем!

Общество, Социальная защита

На минувшей неделе в торжественной обстановке в присутствии первого заместителя главы администрации района В.И.Хохловой, начальника отдела опеки и попечительства В.В.Шилиной глава администрации района М.В.Морозов вручил ключи еще от трех квартир в Почепе по программе «Жилье детям-сиротам», приобретенных на средства из федерального и областного бюджета, девушкам Марии Плющовой, Виктории Упатовой и Валерии Стацюк и пожелал, чтобы в их новых квартирах царило семейное счастье.

Наш корр. Фото И.Давыдовой.

18 сентября 2017, 11:41

Жизнь нелегкая, но счастливая

Общество

17 сентября у Валентины Алексеевны Гомоновой из села Красный Рог всегда двойной праздник, она отмечает День освобождения Брянщины и свой день рождения. В этом году у нее юбилей.
Накануне знаменательной даты В.А.Гомонова получила поздравление с 90-летием от Президента РФ В.В.Путина и памятный подарок, который ей вручила специалист Комплексного центра социального обслуживания населения В.В.Михалькина.

Валентина Алексеевна родилась и провела детство на Волге, жила с мамой в селе, потом переехали в г.Наволоки Ивановской области. На Брянщине оказалась она после окончания Ивановского сельскохозяйственного института, по распределению в 1951 году молодого специалиста направили на работу в Почепский район.
Начала Валентина трудовой путь в совхозе «Пятилетка», директором которого в то время был С.П.Домбровский. Хозяйство было крупное, всегда шло в числе передовых, занималось племенным животноводством, на семи фермах содержались коровы мясо-молочной швицкой породы. На одной из ферм и работала Валентина Алексеевна зоотехником.

Здесь на почепской земле Валентина встретила своего суженого — Петра Матвеевича Гомонова, который во время войны воевал в партизанском отряде, был членом коммунистической партии и уже руководил колхозом в Почепском районе. Молодые создали семью и вскоре после рождения первенца уехали в Ивановскую область. Но главу семьи всегда тянуло на родную землю, в Красный Рог, и Гомоновы вернулись в совхоз «Пятилетка». Петр Матвеевич как уважаемый человек был избран председателем Краснорогского сельского Совета, а Валентина Алексеевна вновь пошла работать в совхоз по специальности — зоотехником-селекционером. Позже она работала в конторе хозяйства бухгалтером, экономистом. Около 40 лет проработала она здесь, получила звание «Ветеран труда».
Валентина Алексеевна — человек скромный, интеллигентный, о себе говорить не любит. А вот односельчане отзываются о ней с уважением. Так, председатель совета ветеранов Краснорогского поселения П.Р.Ковалев прекрасно помнит, какой пунктуальной, исполнительной, аккуратной в работе была В.А.Гомонова. «Вся документация у нее в полном порядке всегда, — сказал Павел Романович. — К людям она доброжелательна, отзывчива».

В.А.Гомонова считает, что прожила счастливую семейную жизнь. У нее был замечательный муж, все четверо детей — внимательные и заботливые. Старший сын Сергей живет в Москве, младший — Владимир — остался в родном краю, работает водителем. Дочь Галина стала бухгалтером, работает на химическом заводе в Крыму. Дочь Людмила с семьей живет вместе с мамой в квартире, которую Гомоновы получили от совхоза «Пятилетка» еще в советские времена.

Всю жизнь Валентина Алексеевна много трудилась, не только в совхозе, она в личном подворье, как и все селяне, держала корову, свиней и птицу, обрабатывала огород. Всегда во всем был у нее порядок. С детства к труду приучали в семье Гомоновых детей, за которых матери не стыдно. У Валентины Алексеевны четверо внуков и четыре правнука, которые не забывают проведывать бабушку.
Сейчас Валентина Алексеевна освобождена от домашних хлопот, ходит сама лишь в магазин да встречается с подругой Л.А.Валуевой, чтобы пообщаться, обменяться новостями. На вопрос, привыкли ли Вы здесь, не скучаете по малой родине, Валентина Алексеевна ответила: «Привыкла, но чем старше становлюсь, тем чаще вспоминается и снится детство. Только закрою глаза, как вижу Волжские просторы, где прошли юные годы».

На 90-летний юбилей соберутся в доме В.А.Гомоновой дети, внуки и правнуки, друзья-соседи, и будет здесь большой праздник, и все будут рады встрече. И это ведь главное, когда все хорошо и нет повода для переживаний.

Елена СЕНЧИЛИНА. Фото автора.

18 сентября 2017, 11:35

Свет и тень Брянского леса

Общество

…Луна освещала присыпанные снегом верхушки сосен. Деревья трещали на крепком морозе. Трое, оглядываясь, подошли к окраине леса.В лунном свете серебром блестели рельсы железной дороги. У поворота под небольшую горку двое ключами стали раскручивать стык рельса, третий огромной железной лапой выдергивал из шпал костыли. Поддев квадратную головку, он всем телом наваливался на инструмент, и костыль с писком выскакивал. Партизан, подхватив рукой, отбрасывал его в кювет. Минут через десять рельс отсоединили от полотна и лапой отвели стык слегка в сторону. Еловым лапником замели место стыка и скрылись в лесу.
Через час в клубах пара показался состав. Впереди паровоза катилась груженая шпалами открытая платформа. На повороте паровоз слегка замедлил скорость, более легкая платформа проскочила стык, но под паровозом рельс подвернулся, он стал крениться, в конце концов, уткнулся тендером в кювет и опрокинулся. Цепочкой за ним стали опрокидываться вагоны. Платформы с танками вставали на дыбы, танки, сорванные с упоров, опрокидывались и, катясь по инерции, давили теплушки вагонов. Огромное багровое пламя из раздавленной цистерны поднялось выше сосен, ярко осветив катастрофу. Горели вагоны, в них с треском рвались снаряды. В панике немецкие солдаты бежали к лесу. Из раздавленного тендера паровоза хлестал кипяток, выбрасывая облака пара.

Через день место аварии было расчищено и дорога востановлена. Шел март 43. Такие диверсии становились почти ежедневными.

Дед Игнат ближе к обеду вышел поглядеть, где его корова. Мало что со скотиной может случиться в такое лихое время. С утра и самолеты летали и стреляли из-за речки. Деду было уже за восемьдесят, и его война не страшила. Он еще в турецкую служил ездовым. Семьи не было, а все имущество заключалось в пестрой корове, трех курицах и крытой соломой хате.

Стада, когда-то исправно пасшегося возле речки, на месте не оказалось. Колхозных коров погнали на восток, а свойских почти и не было. Дед, твердо перебирая лаптями и опираясь на толстую палку, обошел камыши, дошел до мостков. Пробурчал в седую бороду:
— Можа на тэй берег яе черт понес?

Осторожно переступая по шаткому мостку перешел реку и не торопясь, пошел к лесу по заливному лугу. Месяц назад туда нагнали народу, что-то там копали, строили. Местных туда не пускали патрули. Дед уже грешным делом подумал, не пустили ли его пеструху солдаты на котловое довольствие.

— А што, до чаго дотянувся, то и трофей.

Только странное дело, патрулей не было видно и в лесу было тихо. На краю леса ломаной линией была выкопана огромная канава. Игнат постоял, подивился чудной канаве и пошел вдоль нее.

— Эй, хто есть?

Лес тихо шумел на ветру, ближе к низине наметился разрыв в канаве, и дед вошел в лес.

— Господи, во наворотили.

Весь лес был изрыт ямками, траншеями.
— Хлопцы, иде вы? Эй!

Напрасно дед звал, в лесу было тихо. Везде были видны следы бегства. Среди мусора кое-где валялись винтовки, на брустверах грудами лежали патроны, сумки с гранатами.

— Утекли паразиты, эх, хлопцы, хлопцы. Скока оружья покидали.
За кустом торчал зеленый щит пушки.

— Даже пушку кинули.

Дед погладил рукой по тонкому стволу сорокапятки.

— Ладная пушечка и снаряды вон, як карандаши. Что за люди, что у их за ахвицеры? Покидали, покидали, хай вражина забираить. Ай, поганцы. Дед стоял среди этого хаоса и думал: “В наше время так не тикали. Позорно было. Сховать надо все ето, можа ще вярнутца”.
Он подобрал валявшийся брезент, постелил на дно траншеи и стал сносить на него винтовки. Их насобиралось много, тут были и обычные с четырехгранным штыком и какие-то непонятные деду с дырками в стволе и коробкой патронов. Собрав все, покряхтев от усталости, он сел и стал разматывать онучи. Здоровенные холстины слегка прикрыли ворох винтовок, и дед забросал их землей. Присев на пенек, он тоскливо посмотрел на пушку.

— Не, ету я уже не закопаю, разви хворостьем закидать.
Домой он попал только к ночи, во дворе ждала его корова.
— У холера, йде черт носив.

Пеструха только моргала большими глазами и тихо мычала.

За домашними делами незаметно прошло три дня. Немцы появились в деревне только один раз, двое приехали на мотоцикле. Поспрашивали, нет ли солдат и коммунистов, а потом постреляли подвернувшихся кур и уехали. Через день за рекой снова загрохотало. Бревна в хате ходили ходуном, с крыши сыпалась солома, но дед так и не слез с печи. Как только поутихло, он услышал, что кто-то ходит во дворе, потом стукнула дверь.

— Есть кто живой?

— А ты хто будешь? — спросил с печи дед.

— Здорово, дедуля! У тебя ведра не будет, коней бы напоить.
Молодой парень в зеленой гимнастерке вышел в дверь и крикнул:
— Товарищ лейтенант, тут дед живой есть, идите сюда.

— А с чего мне неживому быть? — дед хмуро слез с печки и подал парню ведро.

В хату вошли четверо, поздоровались и прошли к широкому столу. Игнат сразу признал в них офицеров.

— Здравия желаю, ваши благородия.

— Ты что, дед, перегрелся, какие мы тебе благородия?

Разложив на столе карту, офицеры тихо переговаривались.
— Надолго к нам, али так, у прогулку? — дед ехидно прищурил глаз.

— Не спрашивай, отец — средних лет чернявый военный с тремя кубиками в петлицах, повернулся к деду. — Сил у нас мало, а у них танки. Нам про все два ящика бутылок выдали вот, и воюй, как хочешь.

— Так что, вы их поить до смерти будите, што ли?

— Это такие бутылки, батя, что от пол-литры железо горит.
Офицеры за столом засмеялись.

— Хотя без артиллерии нам здесь долго не удержаться.

— Пошли со мной.

Дед накинул на спину теплую вязанку и вышел из хаты.
— Куда, дед? — старший лейтенант вышел вслед за ним.

— Ну, табе ж антилерия нада, пошли, — и он тихонько потопал к реке.

— Ермаков, возьми двух бойцов, сходите с дедом, что у него там?
Через час запряженная в двух косматых коньков подвода прикатила в деревню пушку. Солдат-возница соскочил с лошади и с радостью обратился: “Товарищ старший лейтенант, дед — золото, начальник склада. Пушка, шесть ящиков снарядов, коробка с прицелом. Там в лесу ребята грузят штук пятьдесят винтовок и гранат штук двести.
Дед, выставив бороду, гордо стоял возле пушки, широко расставив ноги. Старший лейтенант подошел к нему, обнял.

— Спасибо тебе, отец, от всей Красной Армии спасибо!

…А потом был бой. За деревней эта рота сожгла двенадцать танков, но и сама вся полегла. Дед потом долго ходил к ним на могилу посидеть, все приговаривая:
— Эх, хлопчики, хлопчики!

Умер он в голодном сорок шестом году.

А.САЗОНЕНКО.

15 сентября 2017, 12:53

Бой на Безымянной высоте

Пожалуй, нет у нас человека, который не слышал песню В.Баснера на слова М.Матусовского «На безымянной высоте». Но мало кто знает, что автор написал эту песню об одном эпизоде боев за освобождение Брянска в 1943 году.
Дымилась роща под горою
И вместе с ней горел закат…
Нас оставалось только трое
Из восемнадцати ребят.
Эту песню и поныне поют хоры и солисты, передают по радио и телевидению.

1943 год был переломным в ходе войны и стал годом выдающихся побед нашей армии, годом массового изгнания оккупантов с нашей земли. Но враг, повсеместно отступая, сражался ожесточенно и отчаянно.
Бой за Брянск отличался особенной ожесточенностью. Оборона фашистов была глубоко эшелонированной и сильно укрепленной минными полями, ДОТами и КЗОТами. На топографических картах высота, расположенная на подступах к реке Десна недалеко от Брянска, обозначалась как отметка 224,1, а после боя в песне ее называли «Безымянная».

В те сентябрьские дни 1943 года она являлась очень важным опорным пунктом обороны противника. Наступать по пологому, длинному и открытому склону было очень трудно, и немцы понимали, что с потерей этой высоты им не за что будет зацепиться и придется отступать за Десну, а значит, потерять Брянск. Высота была заминирована и опоясана глубокими траншеями, утыкана пулеметами, орудиями и шестиствольными пулеметами.

Взять высоту было приказано частям 139-й стрелковой дивизии. Двое суток шел неутихающий бой, но прорвать оборону противника никак не удавалось, а фашисты все подтягивали новые резервы. Тогда наше командование решило взять высоту небольшой штурмовой группой в ночь на 14 сентября.

Отобрали 18 добровольцев, среди которых оказались трое наших земляков — Дмитрий Шляхов, Даниил Денисов и Николай Голенкин. Возглавил группу младший лейтенант Евгений Порошин. Как потом рассказали оставшиеся в живых двое, а не трое, как поется в песне, Герасим Лапин и Константин Власов, их штурмовая группа под покровом ночи подползла к траншеям немцев, забросала гранатами и ворвалась в первую, а потом и во вторую и стала ждать подхода основных сил. Но наступающая за ними рота была отрезана от 18-ти смельчаков. Фашисты бросили против них все свои силы. По высоте вели огонь вражеские пушки и минометы. Подобрав немецкие автоматы и боеприпасы, наши воины вели огонь из них, вводя в заблуждение фашистов, так как звук выстрелов их «шмайсеров» отличался от звука наших автоматов. Но силы были неравны. Один за другим выходили наши воины из строя. Погибли Дмитрий Шляхов и Даниил Денисов. Как рассказал потом Константин Власов, раненый в руку и живот, истекающий кровью Николай Голенкин из последних сил поднялся во весь рост и, держа автомат одной рукой, шатаясь, пошел на врага, поливая его автоматными очередями. Так прошел он метров 15 — 20 и, изрешеченный пулями, упал среди врагов. Сраженный, но не сломленный ими.

Утром 14 сентября наши части прорвали оборону фашистов, и 17 сентября Москва салютовала в честь освобождения Брянска и Бежицы 12-ю артиллерийскими залпами из 124-х орудий.

Все 18 воинов были награждены орденами Отечественной войны 1 степени, 16 из них — посмертно…

15 сентября 1998 года во Дворце культуры БМЗ, в дни празднования 55-й годовщины освобождения Брянска, орден Отечественной войны был вручен внуку одного из героев сражения на Безымянной высоте Дмитрию Шляхову, названному в честь деда.

А в 1966 году на Безымянной высоте, на месте подвига героев, был открыт обелиск. Из боя герои не возвратились, но они вошли в историю и бессмертие.

Выжившие в этой войне ветераны нашей дивизии в дни юбилеев собираются в Брянске, чтобы вспомнить те дни…

Снова Брянск нас собрал, ветеранов седых,
С черной нечистью здесь воевавших.
Земля бесстрашья — Брянская земля,
Здесь полегли храбрейшие из храбрых…

Мне остается только добавить, что за освобождение Бежицы в нашей дивизии было награждено 158 солдат и офицеров орденами и 479 медалями «За отвагу» и «За боевые заслуги», всего 637 воинов.
21 сентября 1943 года был освобожден Почеп.

Сердечно поздравляю достопочтенных граждан старинного Почепа с 74-й годовщиной освобождения от оккупантов и желаю всем бесконечно мирного неба, личного счастья и всяческих успехов во всех ваших добрых делах.

Всегда с уважением ваш Б.П.ЛЕБЕДЕВ, председатель совета
ветеранов 4-й Бежицкой ордена Суворова стрелковой дивизии.

15 сентября 2017, 12:10

Не меркнут в памяти те дни

Время неумолимо быстротечно. Оно проходит, и с ним уходят люди. Кажется, события были не так уж и давно, но когда оглянешься, вспомнишь детали событий, людей, становится понятно, как на земле быстротечны события, а с ними и сама жизнь.

Я — 10-летний мальчик, пошел в школу в 1-й класс 1 сентября 1944 года, а должен был пойти 1 сентября 1941 года. О какой учебе можно было мечтать в то жестокое, тяжкое время? Смерть гуляла по земле, не разбирая ни малых, ни молодых, ни старых. Сейчас все это кажется далеким страшным сном. А ведь это все было не во сне, а в жизни.

Мы, дети, легче переносили все удары войны. Просыпаясь, мы радовались восходящему солнцу и теплым солнечным дням, и вообще, что прошла еще одна ночь и мы проснулись живые, а рядом мама, бабушка или дедушка. И можно было бежать на зеленый луг, на речку, вдохнуть свежий воздух, поесть кислого лугового щавеля и закусить сладкой земляникой, знать, что еще один день наступил и ты живой, и тебе не оторвало ногу или руку. И можно смотреть на голубое небо и белые облака, плывущие по нему, пока там не появились самолеты с крестами и не забахали пушки, не завыли бомбы.

Тишина имела вкус, запах, особенно после ночной бомбежки. Даже листья на березках и липах имели сладковатый запах и особый аромат. Да… Это может понять человек, переживший все ужасы, смотревший смерти в глаза и уже готовившийся умереть, да еще и не один раз. А сколько было этих раз? И со мной, и с моими братьями, с матерью и бабушкой, с отцом и дедушкой, родственниками, которые остались там, в тех далеких годах на землях Белоруссии, Польши, Украины и Германии.

Детство наше проходило быстро, и мы взрослели быстро, а жизнь наша была смертельно опасна. Старшие братья и отцы были на фронте, в партизанах, а некоторые — и вообще неизвестно где. Таких родственников у меня было много. Только в 1943 году, когда Брянская (Орловская) область были освобождены от оккупантов, начали приходить письма, солдатские треугольнички и открытки-извещения о погибших и пропавших без вести. Горе и радость перемешались в людях. Кругом лежали сожженные села и поселки, хутора и заимки. Люди, спасаясь от холода, строили землянки разных размеров, учитывая численность семьи, приспосабливали под жилье окопы и блиндажи, наши и построенные немецкими солдатами, а затем военнопленными немцами.

Мой дядя Семен Кусачев вернулся из действующей Красной Армии без обеих ног. Он воевал в дивизии генерала Доватора и потерял ноги под Москвой еще в декабре 1941 года. Ноги были ампутированы ниже колен, и он научился свободно владеть протезами так, что ему завидовали те, кто вернулся без руки, потому что он мог свободно ездить в лес за бревнами для строительства землянок. А мы, дети, ему помогали, как только могли, насколько хватало силенок у 8, 10, 12-летних голодных девочек и мальчиков. А еще было нашим занятием — месить глину босыми ногами для изготовления кирпича-сырца для печей, сушить его под солнышком, складывать друг на дружку и поворачивать, укрывать от дождя.

Сейчас, спустя годы, иногда снятся мне эти тяжкие времена. Многих мальчиков и девочек, наших одногодков, уже нет на земле.
Мне, прежде чем дожить до дня Победы, пришлось трижды встретиться со смертью. Даже четырежды. Два раза в 1942 году и два раза — в 1943 году. В 1942 году, в августе, при наступлении фашистских войск из Мглина на село Вормино и Мамаевку на партизанские отряды, немцы заняли село Осколково. Село было забито немецкими танками, конниками с немецкими пушками. Мы, 8-12-летние дети, лезли куда надо и куда не надо. Немцы нас терпеливо отгоняли, как назойливых мух. Но детское любопытство было выше страха. Ватагой человек в 7 -8 мы окружили тарахтящий во дворе моей тети двигатель, подающий электроэнергию на немецкую радиостанцию связи. Мы с любопытством смотрели на это диковинное устройство, как вдруг мой старший друг схватил у меня с головы кепчонку и бросил под шкив двигателя. Двигатель стал дергаться и задымил, дети бросились врассыпную, а я потянулся рукой к кепочке, чтобы выхватить ее и убежать. Но огромные рыжие руки немца схватили меня и начали бить. А дальше я почти ничего не помню. Потерявшего сознание меня бросили на кучу соломы, где меня и подобрала моя двоюродная тетя, в хате которой немцы разместили узел связи.

А еще я попал на Спасов день, 19 августа 1943 года, под минометный обстрел на нейтральную полосу в бою между партизанами и немцами, был контужен на много дней и оглох.

В августе-сентябре уже 1943 года при отступлении немецких войск я с матерью дважды попадал под бомбежку. Мы считали, что живыми уже не вылезем из погреба, так как рядом рвались бомбы. Но наступил рассвет, и мать, бабушка и мои двоюродные брат и сестра встретили рассвет живыми, только немного оглохли. На улице светило яркое солнышко, и по улице поселка Работка стелился то ли туман, то ли дым, и стоял отвратительный запах тротила. А птицы на березе чирикали, и небо было голубое-голубое…

А.Н.РЕВОНЕНКО.

15 сентября 2017, 12:04

Война не знает возраста

Средь многих дат одна есть дата,
Которая так сердцу дорога,
В сентябрьский день советские солдаты
Освободили край наш от врага.

Дети войны… Этого определения не касается возраст. Оно проходит через всю жизнь человека. И в сорок, и в восемьдесят они остаются детьми войны. Воспоминания детства не гаснут со временем, а становятся острее и ярче. Мы стараемся найти тех людей, которые пережили Великую Отечественную на территории Почепского района в юном возрасте. Их воспоминания сегодня, пожалуй, последние живые картины той ужасной трагедии.
Ева Александровна Сидоренко родилась в 1930 году в д.Долбежи Почепского района.

— Когда началась война, мы, деревенские дети, еще не до конца понимали, что это такое, что нас ожидает, кто такие оккупанты, — вспоминает Ева Александровна. — Я хорошо помню, как целой ватагой даже бегали смотреть на немцев в соседнюю деревню Надинка, когда узнали, что они там стоят. Но в Шмотовке нас развернули обратно взрослые.
Знакомства с новой властью мы ждали недолго, вскоре были оккупированы и Долбежи. А в нашем доме разместился на постой военный врач. Это был хороший человек, добрый и жалостливый, он меня даже лечил.

За годы оккупации мы хорошо узнали, что такое война. Честно говоря, не могу сказать, что фашисты сильно зверствовали в деревне, у нас края не лесные, партизан не было, поэтому особо не лютовали. Только осенью 1943 года нам пришлось натерпеться страха, немцы, спешно отступая, сжигали все на своем пути. Помню последний день оккупации: деревня, можно сказать, вымерла, все прятались семьями, кто в оврагах под Бряновкой, кто в погребах. Мы с родителями сидели в колхозном огромном погребе, замирая от ужаса и прощаясь с жизнью. Долбежи полыхали почти все, целыми остались только две улицы — Шведовка и Гора. Наш дом был одним из последних у них на пути, поэтому его спасли, успели потушить. Сразу же вслед за отступавшими немецкими солдатами пришла наша пехота, конница…

После освобождения деревни дети и подростки, не в срок повзрослевшие, не по годам мудрые и невероятно стойкие, пахали, сеяли, баранили на лошадях и коровах, молотили, убирали урожай, заменив своих отцов и старших братьев, ушедших на фронт.
Опаленные войной дети, сегодня уже ставшие прабабушками и прадедушками, прошли тяжелую жизненную школу, война стала их общей биографией. Им не забыть сожженные деревни, тысячи погибших земляков, горькое сиротство, угон в германское рабство, бесправное голодное существование на оккупированной территории.
Память о войне не меркнет и в наши дни. Она живет в каждом доме, передается из поколения в поколение, переходит от сердца к сердцу.

Елена Шереметова. Фото автора.

15 сентября 2017, 11:55

Благословляю вас, леса!

«Благословляю вас, леса!», — какой глубокий, сокровенный смысл в этих словах! Наш земляк, замечательный русский поэт А.К.Толстой выразил отношение человека к природе так, что лучше и не скажешь. Лес — явление поистине всеобъемлющее, божественное. На протяжении многих веков для человека лес — это дом, тепло, хлеб, чистый воздух и источник вдохновения.

17 сентября у лесоводов профессиональный праздник — День работников леса. За всей большой, кропотливой работой по выращиванию лесных насаждений и охраной лесов, предотвращению лесных пожаров стоят люди, труд которых вознагражден по достоинству, многие удостоены Почетных грамот, благодарностей Федерального агентства лесного хозяйства, Брянской областной Думы, управления лесами Брянской области. В этом году награждена Почетной грамотой Брянской областной Думы инженер по охране и защите леса Г.М.Савина.

Лесничеством делается немало, чтобы не потерять сложившиеся традиции в подготовке кадров, в организации воспитательной работы. Работа учащихся на школьном лесничестве, созданного при Валуецкой школе на территории Семецкого участкового лесничества, дает положительные результаты. В настоящее время имеется реальная возможность поступления выпускников школ по целевому набору на бюджетную форму обучения на лесохозяйственный факультет БГИТУ по отдельному конкурсу. Значительных успехов в работе добилась выпускница 2016 года инженер по лесовосстановлению Е.М.Свист, которая в этом году удостоена Почетной грамоты управления лесами Брянской области.

Леса созданы, прежде всего, энтузиазмом и любовью нескольких поколений лесоводов, отдавших любимому делу не один десяток лет жизни. Это наши уважаемые ветераны лесного хозяйства! Посаженные и выращенные ими лесные насаждения будут олицетворять живой памятник природы, который останется в памяти людей на долгие годы и для жизни будущих поколений.

От всей души поздравляем всех работников лесного хозяйства, ветеранов лесного хозяйства, работников Почепского участка «Лесопожарная служба», арендаторов лесных участков, администрацию Валуецкой СОШ и учащихся школьного лесничества с нашим профессиональным праздником — Днем работников леса!

Н.И.ЛОГУНОВА, директор ГКУ Брянской области «Почепское лесничество».

НА СНИМКЕ: коллектив Почепского лесничества.
Фото Е.Шереметовой.